Юрий Штенгель (yura_sh) wrote,
Юрий Штенгель
yura_sh

̶А̶ф̶и̶н̶с̶к̶а̶я̶ Австрийская школа.

В юности я получил довольно одностороннее образование. Блестящее в физике и математике, а в остальном… Увы. Первый подход к экономике я совершил в середине девяностых, когда спекулировал фьючерсами на бирже. Это был стереотипный учебник Самуэльсона. Он мне показался мутным (не теорфизика, прямо скажем) и неинтересным. С тех пор я так и пребывал в счастливом неведении и, например, имена Мизеса и Хайека еще лет пять назад не говорили мне фактически ничего. Но со временем отстаивание стихийных либертарианских взглядов потребовало хоть каких-то знаний. (Хотя, конечно, интереснее всего спорить о предмете не имея о нем ни малейшего представления :).
Размениваться я не стал и начал с "Человеческой деятельности” Мизеса. (Полностью я ее пока так и не осилил, уж очень она не подходит для чтения в транспорте). Потом был Хайек, Ротбард. Под их влиянием я поменял, вернее, осмысленно сформировал свои взгляды на многие проблемы. И одновременно стал фанатом-неофитом австрийской школы. Потому, собираясь на Марсово и допуская возможность задержания, взял пару книжек в мягкой обложке (в камеры отделений милиции в твердой обычно брать не позволяют), до которых давно не доходили руки.

Обычно на Захарьевской сидят человек 20-50. А тут привезли сразу еще 120. Там был такой аврал-аншлаг, что у меня даже фотоаппарат и телефон отобрали только на третий день. Пары мне не нашлось, и я оказался один в двухместной номере камере. Судя по всему, уже после достаточно давнего ремонта в ней никто не сидел. Не было царапин, на масляном полу, а в раковине так и лежали строительные перчатки. И кругом куча пыли, которую я этими перчатками и вытер. Но ремонт был давний – горячей воды в камере не было. Только один вентиль. Впрочем, это мелкое неудобство полностью искупалось отсутствием посторонних запахов еды и житья. Последние два дня, после начала освобождения товарищей, меня переводили в более комфортабельные, с горячей водой, вешалкой, но там мне "понравилось” меньше. Кстати, при этом полицейский поинтересовался, хочу ли я продолжать сидеть один. Разумеется, я ответил утвердительно, и кроме последнего дня так и было. Короче, мне никто не мешал, и не было никаких соблазнов. Давно не выдавалось периода столь насыщенного и плодотворного чтения.









А при заселении выдают мыло, пасту, зубную щетку и рулон туалетной бумаги. Рекомендую.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments