Юрий Штенгель (yura_sh) wrote,
Юрий Штенгель
yura_sh

Как расследовалось убиство Мухина.

Общим местом советской пропаганды было, что союзники пользовались чрезмерным покровительством власти. Дела против них якобы спускались на тормозах.
Представляю вашему вниманию 2 поразительных документа. Небольшие выписки из допросов городовых. К убийству Мухина (произошло в 1906, о нем я писал вчера) было привлечено внимание на процессе об убийстве Герценштейна в 1909 году. Видимо только потому оно все-таки было расследовано. Правда следователи предпочли ограничиться непосредственным убийцей. Хотя несколько человек свидетельствовало о причастности главы дружины Юскевича-Красковского и других видных деятелей союза.

Из протокола допроса Даниила Кудрявцева, городового шлиссельбургского участка от 28 марта 1911:
<…>Приехали пристав Мятленко и старший помощ. пристава Подкладенко, которым мы доложили. Семенов вернулся из больницы и докладывал приставу, что Мухина убил Ларечкин. И я подтвердил это. На другой день (а не в этот день) я был позван в участок и там подписал прочитанный мне Вами сейчас протокол от 4 мая 1906 г. Почему там ничего не написано про Ларечкина. Не знаю. Почему, Вы расспрашиваете меня, я ничего не сказал про Ларечкина на допросе у Суд. Следователя 3 уч. СПб. уезда, а теперь показываю? Просто ни к чему, меня не спросили, а мне было ни к чему. В то время у нас в Шлиссельбургском участке было много убийств рабочих, делалось Бог знает что. Были две партии рабочих: черная сотня и красная сотня, и между собой эти партии враждовали, стреляли и были случаи убийств.
ЦГИА СПб Фонд 520 оп. 1 д. 296 Л. 1 об, 2

Из протокола допроса Егора Семенова, городового шлиссельбургского участка от 28 марта 1911:
<…>Когда я вернулся с больницы на место происшествия, то там на место прибыли пристав Метленко и помощник Подкладенко, которым, полагаю, уже сообщил Кудрявцев по телефону. Г.Приставу и помощнику я доложил как было дело, сказав, что “по указу женщин, мне встретившихся, Мухина убил Ларечкин”, после убийства Мухина Ларечкина я видел, он проживал в д. №10 по Прогонному пр., собственно там его родители жили и он к ним ходил. Но я его ничего про убийство не спрашивал и не задерживал. Почему? А потому, что со стороны Пристава никакого распоряжения не было. Меня в (л19 об) суд не вызывали, и почему меня не занесли в протокол и не опрашивал околоточный, я не знаю. До сегодняшнего дня меня никто не допрашивал по этому делу.
<…>
Повторяю, после убийства Мухина я встречал Ларечкина и можно было его легко задержать, но т.к. не было распоряжения то я ничего и не сделал. Когда я докладывал Приставу и помощнику о том, что “по указанию женщин Мухина убил Ларечкин”, то я говоририл, что если нужно Ларечкина можно задержать, но т.к. никакого распоряжения не было, то я своей властью не смел задержать его….
ЦГИА СПб Фонд 520 оп. 1 д. 296 Л. 19, 19 об.
Tags: За Невской заставой, Черная Сотня, архив, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments