Юрий Штенгель (yura_sh) wrote,
Юрий Штенгель
yura_sh

М.П. Сажин




Прежде чем писать о захвате цюрихской студенческой библиотеки сторонниками Лаврова в 1873 году пара слов о ее основателе. Михаил Петрович Сажин был известен в эмигрантских кругах как Арман Росс и печатался под этим же псевдонимом. Приведу фрагмент из автобиографии, предваряющей книгу его воспоминаний.

Родился я в 1845 году в Вятской губернии и принадлежал к семье мелкого купечества. Отец мой служил по откупам и в небольших торговых предприятиях в разных уездных городах северной России. Учился я грамоте сначала дома, потом в уездном училище города Буя, Костромской губ. В конце 1858 года отец увез меня в Петербург, где я поступил в Технологический институт, который тогда был закрытым средним учебным заведением с шестью классами. В то время жизнь в институте была очень схожа с жизнью тогдашних кадетских корпусов или бурсы.

С 1863—1864 учебного года институт сделался открытым высшим учебным заведением, и нас, учеников, преобразовали в студентов и выпустили на вольные квартиры.
Впервые я столкнулся с полицией в 1865 году, когда привлекался по делу о печатании в институтской типо-литографии запрещенных книг, именно — сочинения Бюхнера. Судил старый сенат.
В 1866 году по делу Каракозова я разыскивался полицией; совершенно случайно, за несколько дней до обыска, выехал из Петербурга на урок и вернулся только через год. В сентябре 1867 года снова поступил в Технологический институт, где с декабря началось студенческое волнение, в коем я принял самое энергичное участие, за что, как инициатора, в феврале 1868 года меня исключили из института и административно выслали в Вологодскую губернию. Эти беспорядки были первыми после Каракозовского дела и продолжались всю весну 1868 года, а затем осенью перекинулись в Университет и Медико-Хирургическую академию (начало деятельности С. Нечаева).
В ссылке я прожил до лета 1869 года, когда бежал в Америку, где работал на заводах в разных городах. В июне 1870 года, по вызову Нечаева, приехал в Женеву. Здесь познакомился с М. А. Бакуниным и вошел с ним в связь, скоро затем перешедшую в самые близкие интимные отношения, продолжавшиеся до самой его смерти в 1876 г.
Со второй половины 1870 года я поселился в Цюрихе, где среди учащейся молодежи вел усиленную революционную пропаганду, основал кружок и библиотеку. В это же время примкнул к Интернационалу, а именно к Юрской федерации. В 1871 г. был в Парижской коммуне с марта по июнь месяц; вернувшись оттуда, заболел и только почти через год смог снова приняться за революционную деятельность. В 1872 году был принят в члены знаменитого «Альянса».
В конце 1872 года завязалась у меня борьба с П. Л. Лавровым, который приехал в Цюрих спасать молодежь от революционной пропаганды и издавать журнал с радикально-либеральной программой; но под влиянием этой борьбы и окружающей жизни он, в конце концов, стал издавать журнал «Вперед», орган социалистический и даже с анархическим налетом.
В 1873 году вместе с товарищами я организовал типографию, печатал книжки («Историческое развитие Интернационала», «Государственность и Анархия», «Анархия по Прудону») и транспортировал их в Россию. Лето и осень 1874 года жил в Локарно (Швейцария) у Бакунина и принимал деятельное участие в итальянских делах. В 1875 году был в Герцеговинском восстании волонтером в иностранном легионе.
В марте 1876 года уехал в Россию, где, на возвратном пути, на границе был арестован и препровожден в Петропавловскую крепость. Затем меня судили, приговорили к каторге, которую я отбывал в Ново-Борисоглебской центральной каторжной тюрьме Харьковской губ.
После каторги был переведен на поселение в Восточную Сибирь, где с 1888 г., будучи приписан к крестьянству, служил на золотых приисках и в пароходствах на Байкале и по рекам В. Сибири.
Во время революции 1905—1906 г.г. я жил в Н.Новгороде и принимал в ней очень небольшое участие.

UPD Еще из предисловия Вячеслава Полонского:
"Узнав о восстании против турок в Герцеговине и запасшись благословением Бакунина, Сажин отправляется сражаться и испытывает все прелести полузвериной военной жизни в горных ущельях Герцеговины.
В 1875 году он возвращается в Женеву, где вместе с Кравчинским, Лопатиным, Натансоном, Ив. Мокриевичем. Енкуватовым, Клеменсом и некоторыми другими обсуждает замысел поднять восстание в России, наметив Урал местом для подготовки восстания. Совещание в принципе одобряет замысел, друзья отправляются в Россию, в том числе и Сажин. Но русские условия смывают революционный пыл, возбужденный, очевидно, борьбой в Герцеговине (многие из участников совещания принимали участие в восстании); замысел, казавшийся в Женеве осуществимым, в России показался безумным, так, по крайней мере, квалифицировали его Натансон и Клеменс. Сажин направляется обратно на Запад. Потайное место, где он переходил границу, «провалилось», и Сажин в начале 1876 г. попал в лапы царских жандармов. Железная крышка захлопнулась надолго. После ареста — полтора года в каземате Петропавловки, суд, страшный Харьковский централ..."
Tags: Сажин (Росс), Цюрих, воспоминания, история, народники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments