Юрий Штенгель (yura_sh) wrote,
Юрий Штенгель
yura_sh

Бурцев, Лопухин и похищение его дочери, новая версия.

История разоблачения Азефа Бурцевым хорошо известна по воспоминаниям последнего.
Недавно наткнулся на его же воспоминания о роли Браудо в организации встречи с Лопухиным в поезде. http://ldn-knigi.narod.ru/JUDAICA/Brd_Burz_Argun.htm Любопытно, но ничего принципиально нового.
Мотивы Лопухина до сих пор вызывают споры и мне лично не ясны окончательно. Тем более я все более склоняюсь к мнению, что Азеф был агентом Охранного отделения и в террористической деятельности участвовал только в силу исполнения своих обязанностей. А роль двойного агента была приписана ему Бурцевым для компрометации правительства.
Впрочем, речь сейчас не об Азефе. А о мотивах Лопухина и похищении его дочери Варвары.
Приведу большую цитата из книги Л. Прайсмана “Террористы и революционеры, охранники и провокаторы”:
"В изданной в 1985 году книге А.Герасимова "На лезвии с террористами" в примечаниях, составленных Ю.Фельтишинским, дается совершенно другая версия этих событий: "Двоюродный брат его (А.А.Лопухина) Алексей Сергеевич Лопухин (умер в 1966 году) оставил записки, где ссылается на рассказ А.А.Лопухина после революции в Москве о том, как и почему он выдал Азефа. Находясь в Париже, получив известие из Лондона, что его дочь похищена (при выходе из театра оттеснена в толпе от гувернантки и исчезла), А.А.Лопухин поспешил в Лондон, в его поездное купе вошел Бурцев и предложил в обмен на освобождение дочери назвать имя полицейского агента в верхах эсеровской партии. Лопухин назвал Азефа, и на следующий день освобожденная дочь его вернулась к нему в лондонскую гостиницу. Видимо, изложить эту причину в общественной обстановке предреволюционной России было для Лопухина невозможно".
В одном из многочисленных в последнее время изданиях книги Б.Николаевского "История одного предателя" опубликована в качестве приложения статья А.Гейфман "Три легенды вокруг дела Азефа", в которой автор пыталась представить Азефа как агента полиции, исправно сообщавшего своему начальству правдивую информацию о планах эсеров и не замешанного ни в одном теракте. Мы ниже разберем эту абсолютно неубедительную гипотезу, остановимся на трактовке автором беседы Лопухина с Бурцевым. Автор дословно повторяет версию Ю.Фельтишинского и ссылается на его комментарии книги Герасимова как на исторический источник. А.Гейфман дополняет его более чем короткий рассказ, сообщая о загадочном похищении 24 октября 1907 года 18-летней дочери Лопухина Варвары в Лондоне и ее освобождении после приезда А.Лопухина в Лондон. Автор считает, что встреча в поезде Бурцева с Лопухиным произошла в конце октября 1907 года и тогда Бурцев впервые узнал, что Азеф - полицейский провокатор. По утверждению А.Гейфман, Бурцеву помогали "какие-то независимые революционеры, например, ярые сторонники террора из окружения Бурцева или некоторые малоизвестные эсеры,возможно, члены "парижской группы социалистов-революционеров". Таковы основные положения гипотезы А.Гейфман."
Далее идут подробности похищения и критика этой версии http://krotov.info/libr_min/16_p/ra/ysman_02.htm

Статья Светозара Чернова о похищении Лопухиной, где он обратил внимание на разницу в год между похищением и встречей в поезде. http://svetozarchernov.livejournal.com/77552.html

И вот вышла новая книга Ю. Фельштинского и Г. Чернявского “Через века и страны. Б.И. Николаевский. Судьба меньшевика, историка, советолога, главного свидетеля эпохальных изменений в жизни России первой половины XX века”. В ней обнаруживаются новые версии, увы, опять не подкрепленные ссылками.

Стр 247:
Мы далеки от намерения пересказывать содержание книги [История одного предателя], которая ныне широко доступна разноязычной аудитории. Николаевский конечно же не мог знать, да и, наверное, не готов был по политическому и психологическому состоянию своего ума — социал-демократа — предполагать, что Бурцев недоговаривает об одном очень принципиальном моменте. Бурцев не «разговорил» Лопухина. Он умышленно сел в один поезд с бывшим директором департамента полиции. Их «случайная» встреча была тщательно спланирована Боевой организацией эсеров. Бурцев зашел в купе Лопухина для того, чтобы сообщить ему, что его дочь взята заложником террористами и, если Лопухин не назовет имя полицейского агента в руководстве эсеровской партии, дочь его будет убита. Спасая жизнь своего [так в книге Ю.Ш.] дочери, Лопухин выдал Азефа. А когда прибыл по назначению, на перроне его встречала ничего не подозревавшая дочь, которую никто не похищал. Шантаж Бурцева оказался банальным блефом.

Стр. 261
Следует отдать должное Николаевскому. Выводы о том, что Азеф не был провокатором, Николаевский под конец своей жизни сделал самостоятельно и не испугался признать неправильной свою же собственную изначальную концепцию, распространенную многотысячными тиражами на нескольких языках. Иное понимание Азефа и его места в истории российского революционного движения, с одной стороны, и в истории полицейского сыска России — с другой, пришло после того, как исследователь сумел ознакомиться и проанализировать новые источники, прежде всего воспоминания вдовы Лопухина, с которой Николаевский беседовал в эмиграции. Только теперь Николаевский осознал, что Азеф не являлся провокатором, а был полицейским агентом, аккуратно докладывавшим Департаменту полиции подробную информацию о всех готовившихся террористических актах, о которых он, как руководитель Боевой организации эсеровской партии, был полностью осведомлен. Лопухин же (чуть ли не с согласия самого С.Ю. Витте, главы правительства в 1903—1906 гг.) клал ее под сукно и этим допускал некоторые успешные акты террора, используя таким образом Боевую организацию эсеров для сведения счетов с теми, кто ему мешал. Эти данные Николаевский намеревался использовать в новом, существенно расширенном издании биографии Азефа. В двух письмах Николаевского 1962 г. говорилось: «У меня подобрались неизданные материалы о Лопухине и его отношениях с Витте (в связи с большой борьбой между Витте и Плеве)». Имеется «много-много нового и важного материала, который я охотно дал бы в качестве особого введения и добавления». Но к сожалению, опубликовать дополненное издание биографии Азефа Николаевский не успел. Его книга была переиздана на русском языке в Нью-Йорке уже после смерти Бориса Ивановича без каких-либо дополнений и уточнений.

Увы, ссылки есть только на цитаты из писем Николаевского, никаких указаний об источнике информации о беседах с Лопухиной и их сути в книге я не нашел.
UPD Комментарий Юрия Фельштинского http://felshtinsky.livejournal.com/18846.html?thread=552350#t552350

Tags: Лопухин, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments