?

Log in

No account? Create an account
“Как же после этого не быть 1-му марта?” Л.Н. Толстой - Yura Shtengel's Journal
January 4th, 2007
01:48 am

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
“Как же после этого не быть 1-му марта?” Л.Н. Толстой
6 марта 1880 г в Киеве по приговорам военно-окружного суда были повешены М.П. Лозинский и И.И. Розовский.

Лозинский Мелентий Платонович родился в 1856 году в семье сельского священника. Был добровольцем на сербо-турецкой войне 1876 года, получил ранение. Затем призван в русскую армию, с 1879 – унтер-офицер, батальонный писарь. Распространял среди солдат прокламации. Раскрыт, при обыске нашли прокламации Народной Воли, призывающие отобрать землю у дворян и передать ее народу. Во время конвоирования в тюрьму, без кровопролития разоружил охранника, бежал. Был пойман и 23 февраля 1880 г. приговорен военным судом к смертной казни.

В тот же день в том же суде рассматривалось дело Иосифа Розовского и Ивана Родионова.

18 декабря 1879 г., после наклеивания прокламаций Народной воли на железнодорожной станции под Киевом был задержан Иван Родионов. В прокламациях говорилось о покушении на Александра II 19 февраля (взрыв поезда). На следствии Родионов показал, что получил их от студента университета Розовского. При обыске на квартире Розовского были найдены литографированная программа Народной Воли, запрещенное стихотворение Некрасова "Пир на весь мир" и несколько револьверных патронов. Розовский отрицал принадлежность программы и патронов и членство в революционной организации, а Родионовна суде отказался от данных против него показаний, хотя и проявлял раскаяние в преступлении. Тем не менее, на основании этих улик оба подсудимых были приговорены к смертной казни через повешение. Ивану Родионову было 18 лет, Иосифу Розовскому - 20. По законам Российской империи они были несовершеннолетним (до 21-года), и по статье 146-й Уложения о наказаниях могли быть казнены только за повторное преступление.

Генерал-адьютант П.С.Ванновский, временно исполнявший обязанности киевского генерал-губернатора и командующего Киевским военным округом заменил смертную казнь для Родионова шестилетними каторжными работами на заводах

Несправедливость и жестокость приговоров произвели тягостное впечатление на общество. Известны воспоминания о последних часах и казни приговоренных, оставленные содержавшимся в этой же тюрьме Кандыбой.
http://feb-web.ru/feb/tolstoy/texts/selectpr/vsk/vsk-474-.htm

Они неточны в части выдвинутых обвинений и деталей приговора, но послужили источником для Льва Николаевича Толстого, описывающего казнь в романе “Воскресение”. Вот что он писал Н. Н. Ге: “Письмо вашего приятеля Кандыбы, или, скорее, рассказ, удивительное. Оно на меня произвело страшное впечатление, и я, если он позволит, почти целиком помещу этот рассказ от лица одного из моих персонажей. Как же после этого не быть 1-му марта?”
http://www.levtolstoy.org.ru/lib/sb/book/1910/page/201

“Воскресение”
http://www.levtolstoy.org.ru/lib/sb/book/1805/page/277

- В тюрьме, куда меня посадили, - рассказывал Крыльцов Нехлюдову (он сидел с своей впалой грудью на высоких нарах, облокотившись на колени, и только изредка взглядывал блестящими, лихорадочными, прекрасными, умными и добрыми глазами на Нехлюдова), - в тюрьме этой не было особой строгости: мы не только перестукивались, но и ходили по коридору, переговаривались, делились провизией, табаком и по вечерам даже пели хором. У меня был голос хороший. Да. Если бы не мать, - она очень убивалась, - мне бы хорошо было в тюрьме, даже приятно и очень интересно. Здесь я познакомился, между прочим, с знаменитым Петровым (он потом зарезался стеклом в крепости) и еще с другими. Но я не был революционером. Познакомился я также с двумя соседями по камере. Они попались в одном и том же деле с польскими прокламациями и судились за попытку освободиться от конвоя, когда их вели на железную дорогу. Один был поляк Лозинский, другой - еврей, Розовский - фамилия. Да.
Розовский этот был совсем мальчик. Он говорил, что ему семнадцать, но на вид ему было лет пятнадцать. Худенький, маленький, с блестящими черными глазами, живой и, как все евреи, очень музыкален. Голос у него еще ломался, но он прекрасно пел. Да. При мне их обоих водили на суд. Утром отвели. Вечером они вернулись и рассказали, что их присудили к смертной казни. Никто этого не ожидал. Так неважно было их дело - они только попытались отбиться от конвоя и никого не ранили даже. И потом так неестественно, чтобы можно было такого ребенка, как Розовского, казнить. И мы все в тюрьме решили, что это только, чтобы напугать, и что приговор не будет конфирмован. Поволновались сначала, а потом успокоились, и жизнь пошла по-старому. Да. Только раз вечером подходит к моей двери сторож и таинственно сообщает, что пришли плотники, ставят виселицу. Я сначала не понял: что такое? какая виселица? Но сторож-старик был так взволнован, что, взглянув на него, я понял, что это для наших двух. Я хотел постучать, переговориться с товарищами, но боялся, как бы те не услыхали. Товарищи тоже молчали. Очевидно, все знали. В коридоре и камерах весь вечер была мертвая тишина. Мы не перестукивались и не пели. Часов в десять опять подошел ко мне сторож и объявил, что палача привезли из Москвы. Сказал и отошел. Я стал его звать, чтобы вернулся. Вдруг слышу, Розовский из своей камеры через коридор кричит мне: "Что вы? зачем вы его зовете?" Я сказал что-то, что он табак мне приносил, но он точно догадывался и стал спрашивать меня, отчего мы не пели, отчего не перестукивались. Не помню, что я сказал ему, и поскорее отошел, чтобы не говорить с ним. Да. Ужасная была ночь. Всю ночь прислушивался ко всем звукам. Вдруг к утру слышу - отворяют двери коридора и идут кто-то, много. Я стал у окошечка. В коридоре горела лампа. Первый прошел смотритель. Толстый был, казалось, самоуверенный, решительный человек. На нем лица не было: бледный, понурый, точно испуганный. За ним помощник - нахмуренный, с решительным видом; сзади караул. Прошли мимо моей двери и остановились перед камерой рядом. И слышу - помощник каким-то странным голосом кричит:
"Лозинский, вставайте, надевайте чистое белье". Да. Потом слышу, завизжала дверь, они прошли к нему, потом слышу шаги Лозинского: он пошел в противоположную сторону коридора. Мне видно было только смотрителя. Стоит бледный и расстегивает и застегивает пуговицу и пожимает плечами. Да. Вдруг точно испугался чего, посторонился. Это Лозинский прошел мимо него и подошел к моей двери. Красивый был юноша, знаете, того хорошего польского типа: широкий, прямой лоб с шапкой белокурых вьющихся тонких волос, прекрасные голубые глаза. Такой цветущий, сочный, здоровый был юноша. Он остановился перед моим окошечком, так что мне видно было все его лицо. Страшное, осунувшееся, серое лицо. "Крыльцов, папиросы есть?" Я хотел подать ему, но помощник, как будто боясь опоздать, выхватил свой портсигар и подал ему. Он взял одну папироску, помощник зажег ему спичку. Он стал курить и как будто задумался. Потом точно вспомнил что-то и начал говорить: "И жестоко и несправедливо. Я никакого преступления не сделал. Я... " В белой молодой шее его, от которой я не мог оторвать глаз, что-то задрожало, и он остановился.
Да. В это время, слышу, Розовский из коридора кричит что-то своим тонким еврейским голосом. Лозинский бросил окурок и отошел от двери. И в окошечке появился Розовский. Детское лицо его с влажными черными глазами было красно и потно. На нем было тоже чистое белье, и штаны были слишком широки, и он все подтягивал их обеими руками и весь дрожал. Он приблизил свое жалкое лицо к моему окошечку: "Анатолий Петрович, ведь правда, что доктор прописал мне грудной чай? Я нездоров, я выпью еще грудного чаю". Никто не отвечал, и он вопросительно смотрел то на меня, то на смотрителя. Что он хотел этим сказать, я так и не понял. Да. Вдруг помощник сделал строгое лицо и опять каким-то визгливым голосом закричал: "Что за шутки? Идем". Розовский, очевидно, не в силах был понять того, что его ожидало, и, как будто торопясь, пошел, почти побежал вперед всех по коридору. Но потом он уперся - я слышал его пронзительный голос и плач. Началась возня, топот ног. Он пронзительно визжал и плакал. Потом дальше и дальше, - зазвенела дверь коридора, и все затихло... Да. Так и повесили. Веревками задушили обоих.
Сторож, другой, видел и рассказывал мне, что Лозинский не противился, но Розовский долго бился, так что его втащили на эшафот и силой вложили ему голову в петлю. Да. Сторож этот был глуповатый малый. "Мне говорили, барин, что страшно. А ничего не страшно. Как повисли они - только два раза так плечами, - он показал, как судорожно поднялись и опустились плечи, - потом палач подернул, чтобы, значит, петли затянулись получше, и шабаш: и не дрогнули больше". "Ничего не страшно", - повторил Крыльцов слова сторожа и хотел улыбнуться, но вместо улыбки разрыдался.

Литература:
1. Н.А. Троицкий безумство храбрых. Русские революционеры и карательная политика царизма 1866-1882 гг.
2. Эдельман М. Очередная жертва дискриминации и произвола
http://www.jew.spb.ru/ami/A208/A208-51.htm
3. Сватиков С.Г. Евреи русском освободительном движении
http://www.pseudology.org/Narodovoltsy/Glava_4.htm



Tags:

(17 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:khmelev
Date:January 4th, 2007 04:28 pm (UTC)
(Link)
Юра, привет. Это, конечно, ужасное дело, но формально (!) у Розовского была обнаружена программа Нар.Воли и револьверные патроны. На него дал показания Радионов, видевший у него Диковского с револьвером. Диковский при этом не просто заходил, а ночевал. Да, позднее Радионов отказался от части своих показаний, но суд вправе учитывать все данные показания и оценивать их по своему усмотрению
Судили его по законам военного времени...
С формальной точки зрения этот приговор никогда не был опротестован. Нигде в литературе народовольческой, как ни странно, по его поводу не было особых восклицаний за исключением Попова.
From:(Anonymous)
Date:January 4th, 2007 05:00 pm (UTC)
(Link)
///Нигде в литературе народовольческой, как ни странно, по его поводу не было особых восклицаний за исключением Попова.///

А что пишет Попов?

М. Ф. Фроленко:
"На Юге наступает нечто неописуемое. Высылают, казнят, арестуют - и кого? Людей, часто виновных лишь в том, что у них переночевал нелегальный человек и оставил пачку прокламаций. Так был казнен Розовский в Киеве, отказавшийся сказать, кто это у него ночевал и оставил пакет" ("Народная воля" и "Черный передел": Воспоминания участников рев. движения в петербурге в 1878-1882 гг. Л., 1989. - С. 69).

Степняк-Кравчинский:
http://ruslib.com/PRIKL/STEPNYAK/podpol.txt
"23 февраля 1880 года, в Киеве, где владычествовал генерал Чертков, состоялся суд над юношей-гимназистом; его звали Розовский. При обыске в его комнате полиция нашла прокламацию Исполнительного комитета.
- Прокламация принадлежит вам? - спросил один из жандармов.
- Да, она принадлежит мне.
- Кто дал ее вам?
- Этого я не могу сказать. Я не шпион, - ответил юноша.
В обычное время его выслали бы в Сибирь в административном порядке, то есть без суда. Возможно даже, что он, как несовершеннолетний, - ему было всего девятнадцать лет - отделался бы ссылкой в одну из северных губерний. Но пятого числа того месяца произошел взрыв в Зимнем дворце. Генерал Чертков был в такой же дикой ярости, как генерал Тотлебен. Надо было дать устрашающий урок, и юноша заплатил своей жизнью за деяния других. Его приговорили к смертной казни, и он умер на эшафоте 5 марта 1880 года".


///На него дал показания Радионов, видевший у него Диковского с револьвером. Диковский при этом не просто заходил, а ночевал.///

А Диковскому дали только 20 лет...
[User Picture]
From:khmelev
Date:January 4th, 2007 06:56 pm (UTC)
(Link)
Попов утверждал, что Розовский был "не при делах", за исключением знакомства с неким Игн.Ивановым, который привел к нему ночевать Сергея Диковского. У того был револьвер, который видел Радионов (именно так -через "а"). Потом Радионова арестовали. Взяли с поличным за расклеиванием прокламаций. Радионов сотрудничал со следствием, показал на Разовского. А тот, очевидно, как многие киевские "революционеры" (см. Воспоминания Дебагория-Мокриевича)стал вести себя так, чтобы все подумали, что он самый "крутой" бомбист. У него очень кстати нашли программу "НВ" и несколько патронов. Формально для суда, действующего по законам военного времени, этого было вполне достаточно.
Тут очень важен момент, т.с. "автокооптации" в организацию, когда арестованный утежеляет свое положение, приписывая себе членство в такой легендарной группе, как НВ.
Любопытно, что значительно позднее именно так очевидно поступила Мария Спиридонова, убив по личным причинам Луженецкого, но заявив о том, что действовала по поручению партии. СР в ряде случаев брали на себя ответственность за подобные инициативные акты.
[User Picture]
From:khmelev
Date:January 4th, 2007 07:02 pm (UTC)
(Link)
Луженовского, а не Луженецкого. Простите за описку.
From:(Anonymous)
Date:January 4th, 2007 07:35 pm (UTC)
(Link)
///А тот, очевидно, как многие киевские "революционеры" (см. Воспоминания Дебагория-Мокриевича)стал вести себя так, чтобы все подумали, что он самый "крутой" бомбист. У него очень кстати нашли программу "НВ" и несколько патронов. Формально для суда, действующего по законам военного времени, этого было вполне достаточно.
Тут очень важен момент, т.с. "автокооптации" в организацию, когда арестованный утежеляет свое положение, приписывая себе членство в такой легендарной группе, как НВ.///

Спасибо. Правда, судя по приведенной Юрой цитате, парень вел себя вполне разумно: "Розовский отрицал принадлежность ему программы, патронов и бланков". Может быть, просто судьям национальность не понравилась?

Правда, что за найденный патрон по законам военного времени могли повесить? Кивинов вспомнился. :-)

"Соловец изучал сводку за прошедшие сутки. Кивинов с Петровым сидели
напротив на диване. Петров смолил "Беломор" и поправлял свой новый
широченный галстук, а Кивинов и вовсе ничего не делал.
- Хе, - усмехнулся Соловец, - во дает.
- Что такое?
- Слушайте: 25 сентября в 18 часов возле станции метро "Проспект
Ветеранов" милиционером муниципального взвода Епифановым А.Ю. был задержан
гражданин Симонов К.Н., проживающий там-то, сям-то, у которого при досмотре
обнаружен патрон калибра 5,6 и спичечный коробок с веществом бурого цвета
растительного происхождения, внешне напоминающим анашу.
Так. Далее. 25 сентября около 19 часов возле станции метро "Кировский
завод" милиционером муниципального взвода Епифановым А.Ю. был задержан
гражданин Киреев А.П., проживающий там-то, сям-то, у которого при досмотре
обнаружили патрон калибра 5,6 и спичечный коробок с веществом бурого цвета
растительного происхождения, внешне напоминающим анашу.
Теперь. 25 сентября около 20 часов возле станции метро "Нарвская"
милиционером муниципального взвода Епифановым А.Ю. был задержан гражданин
Иванов С.Н., проживающий тык-дым-тык-дым, у которого при досмотре обнаружен
патрон калибра 5,6 и спичечный коробок с веществом бурого цвета, внешне
напоминающим анашу. Я чего-то не понимаю, что вчера за день был? Может,
сейчас мода такая - патроны и наркоту в коробках таскать?
- Ну, Георгич, ты даешь. Заработался совсем. Тебе как руководителю
высокого ранга, между прочим, положено знать, что уже вторые сутки в городе
проводится операции "Арсенал" и "Наркоман" Если б, к примеру, проводилась
операция "Самогон", то все граждане подряд таскали бы с собой пузырьки с
самогонкой, а милиционер муниципального взвода Епифанов А.Ю. их бы
героически изымал. Отчитываться-то надо за операции, то есть показатели
делать.
- Где ж столько патронов взять? - спросил Миша.
- Зачем же их много брать? Можно один и тот же изымать".
[User Picture]
From:khmelev
Date:January 4th, 2007 07:41 pm (UTC)
(Link)
Правда, судя по приведенной Юрой цитате, парень вел себя вполне разумно: "Розовский отрицал принадлежность ему программы, патронов и бланков". Может быть, просто судьям национальность не понравилась?
***
Проблема в том, что все данные об этих делах происходят только из источников, близких НВ. Я сейчас специально просмотрел весь комплект "Былого" и там не нашел ни одной специальной публикации.
Очевидно, не сохранилось официальных документов (дело, приговор).
Так что в основном мы имеем дело с домыслами.
From:(Anonymous)
Date:January 4th, 2007 09:06 pm (UTC)
(Link)
Какие-то полицейские данные о следствии сохранились.

http://narovol.narod.ru/Person/person16.htm
"По полицейским данным, собирание сведений о Розовском было сопряжено с большим трудом, благодаря его запирательству, отказу давать показание и т.п."

"Розовский отрицал принадлежность ему программы, патронов и бланков. Не признал себя виновным в принадлежности к партии и в распространении прокламаций."

Очевидно, это расшифровка, в чем именно заключалось запирательство.

Троицкий откуда-то цитирует:

http://www.memo.ru/history/terror/troickij.htm
И.И.Розовский и М.П.Лозинский — за «имение у себя» революционных прокламаций

"Имение у себя" - по неуклюжести похоже на отечественный бюрократический документ. :-)

Надо будет проверить "Киевские губернские ведомости", нет ли там сведений о суде и текста приговора.
From:(Anonymous)
Date:January 5th, 2007 03:47 pm (UTC)
(Link)
"Историчка" закрыта до 8-го. Пока нашел воспоминания генерала В. Д. Новицкого - начальника Киевского жандармского управления. Опускаю то, что относится к другим подсудимым.

"28 февраля 1879 года киевский военный суд, признав виновными (...) сына мещанина, студента университета св. Владимира Иосифа Розовского (...) в том, что принадлежа к сообществу, выразившему свою деятельность рядом преступлений, в том числе неоднократными покушениями на жизнь государя императора, они [Розовский и Родионов] в видах этого сообщества распространяли прокламации (...) приговорил (...) Розовского к смертной казни".

Всё, патроны не упомянуты (подозреваю, что незаконное хранение боеприпасов тогда не подлежало смертной казни). Единственное конкретное деяние - распространял прокламации.

Ещё интереснее дальше. Вызывают Новицкого в Санкт-Петербург и Лорис-Меликов его с недоумением спрашивает о повешении Розовского и Лозинского.

"Вызов мой сопровождался следующими двумя обстоятельствами, как я узнал из опросов меня графом Лорисом. Во-первых, граф Лорис хотел знать от меня причины состоявшегося приговора киевского военного суда над обвиняемыми в государственных преступлениях студентом Розовским и рядовым Лозинским, приговоренными судом к смертной казни, каковую они и понесли по конфирмации и. д. киевского генерал-губернатора генерал-адьютанта Ванновского, тогда как они вооруженного сопротивления не оказали."

То есть, Розовскому просто не повезло с судьёй. Другое дело, что приговор так и не был опротестован.
(Deleted comment)
From:(Anonymous)
Date:January 5th, 2007 05:06 pm (UTC)
(Link)
Кажется, неплохая ссылка.


http://www.supcourt.ru/print_page.php?id=504
"Приговор военно-окружного суда мог быть опротестован прокурором в Главный военный суд, но лишь в той части, в которой суд не согласился с заключением прокурора, сделанным в суде".

Но

"Осуществляя надзор за военными судами и за выполнением судьями своих судейских обязанностей, Главный военный суд был вправе объявлять "за недостатки и упущения в судебной работе" порицания, замечания и выговоры всему составу военного суда либо конкретному судье (безотносительно - постоянному или временному)."

В нашем случае, этого не последовало.


Простите, предпочел бы без представлений.
[User Picture]
From:yura_sh
Date:January 5th, 2007 05:16 pm (UTC)
(Link)
Спасибо. Значит он мог быть опротестован только прокурором, а не защитой.
From:(Anonymous)
Date:January 8th, 2007 08:26 am (UTC)
(Link)
Историчка открылась, но "Киевских губернских ведомостей" за 1880 год в фонде не оказалось. :(
From:tervby
Date:January 26th, 2007 02:36 pm (UTC)

Киевские губернские ведомости

(Link)
Добрался, наконец, до "Киевских Губернских ведомостей". Ниже ссылки на сканы соответствующую статью из судебной хроники.

Киевские губернские ведомости. - 1880. - 4 марта

http://www.ljplus.ru/img3/t/e/tervby/stranica_001.JPG
http://www.ljplus.ru/img3/t/e/tervby/stranica_002.JPG

Кратко. Сначала о Лозинском, а то мы его как-то упустили.

Обвинение Лозинскому: "во 1-х, в том, что принадлежа к тайному противозаконному сообществу, имеющему целью низвержение и изменение путём насилия сушествующего в России государственного и общественного строя, он, в видах этого сообщества, составлял и распространял революционные воззвания, и во 2-х, в нападении на военный караул".

Описание "нападения": "Будучи арестован и сопровождаемый двумя конвойными для заключения в тюрьму, подсудимый дорогою выхватил у одного из конвойных ружье, перекинул его через плетень и пытался бежать, но был задержан".

Вооруженного сопротивления, действительно, не было. В дальнейшем, на суде, как об основном преступлении, говорится о прокламациях и о принадлежности подсудимого "к социально-революционной партии".

"Обвинитель высказал своё глубокое убеждение в том, что подсудимого следует считать членом социально-революционной партии, хотя бы, как в настоящем случае, не было никаких прямых указаний на знакомство его с социалистами".
"подсудимый, очевидно, разделяет воззрения социально-революционной партии, действует в духе её, и вот почему он должен быть признан членом этой партии".

"Обращаясь за сим к вопросу о наказании, которому должен быть подвергнут подсудимый и обратив внимание суда на критическое время, в которое были составлены подсудимым возмутительные прокламации, и на настоятельность опасности дальнейших подпольных действий социалистов, товарищ прокурора находит, что к подсудимому должна быть применена 249 ст. Независимо от этого, настоящее преступление следует рассматривать с двух точек зрения: с общей и специально военной. "Необходимо оздоровить почву, из которой выходят социалисты, сказал обвинитель; каторга для них не страшна, единственным устрашающим наказанием для них остаётся смертная казнь. С специально-военной точки зрения эта строгость наказания ещё более необходима". "От слабости приговоров за подобные преступления, заключил свою речь товарищ прокурора, армии не существует, а без неё нет и государства"".


Итак, Лозинский поплатился жизнь во имя устрашения социалистов и укрепления армии.


Обвинение Розовскому: "принадлежали к тайному противозаконному сообществу, имеющему целью ниспровержение и изменение путём насилия сушествующего порядка государственного устройства, выразившему свою деятельность рядом преступлений, в том числе неоднократными покушениями на священную особу Государя Императора, они, в видах этого сообщества, распространяли возмутительные сочинения".

"в квартире студента Розовского был произведён обыск, во время которого в запертом сундуке найдены были: литографированная программа нынешней социально-революционной партии, не цензурованное писанное рукою Розовского стихотворение "Пир на весь мир", бланки российского университета, несколько револьверных патронов м записная книжка".
"он признал, что сундук принадлежит ему, но он отдал его в распоряжение одному человеку имени которого открыть не желает и которому должны принадлежать найденные в сундуке вещи; ключ от сундука находится у этого неизвестного лица; стихотворение "Пир на весь мир" переписано им по просьбе того же лица".

В перечне найденных вещей они помещены между университетскими бланками и записной книжкой. На первом месте, литографированная программа партии.


"подсудимый Розовский не признал себя виновным в принадлежности к преступной партии и в распространении возмутительных сочинений".


Обвинение в незаконном хранении револьверных патронов Розовскому вообще не было предъявлено. Повешен по недоказанным обвинениям в принадлежности к партии и в распространении прокламаций.
[User Picture]
From:yura_sh
Date:January 26th, 2007 03:05 pm (UTC)

Re: Киевские губернские ведомости

(Link)
Спасибо за поиски и сканы - исключитльно ценный фактический материал. Теперь вместо предположений можно говорить по существу.
[User Picture]
From:yura_sh
Date:January 5th, 2007 01:16 pm (UTC)
(Link)
Нет, официальные документы сохранились. В еще одной монографии Троицкого "Народная воля" перед царским судом" есть ссылки на ЦГИА УССР ф.316 оп. 1, д. 75, л. 131-133 (приговор суда) по Розовскому и там же д.73, л. 154-156 (приговор суда) о Лозинском.
[User Picture]
From:khmelev
Date:January 5th, 2007 02:08 pm (UTC)
(Link)
ну это приговоры, т.е. результирующая часть судебного следствия. Понятно, что они сохранились. Уверен, что во всех случаях там есть или патроны или попытка вооруженного сопротивления (вырвал оружие), т.е.квалифицирующие признаки, позволявшие "дать по полной".
[User Picture]
From:yura_sh
Date:January 5th, 2007 02:21 pm (UTC)
(Link)
да, это ссылки приговоры. Но судя по тому что это далеко не первые листы дел, там возможно есть и следственные данные/протоколы судебного заседания.
[User Picture]
From:yura_sh
Date:January 4th, 2007 05:13 pm (UTC)
(Link)
Для удобства приведу отрывок из Сватикова:
Иосиф Исаакович Розовский, сын бухгалтера торгового дома в Киеве, родился в 1861 г., и осенью 1879 г. был студентом 1 курса физико-математического факультета университета святого Владимира, по официальным сведениям, имя его ни разу не встречалось в связи с каким-либо государственным преступлением. Да это было и естественно: Розовскому было всего 18 лет. По свидетельству М.Р.Попова, стоявшего во главе революционных групп в Киеве в 1879-80 г. и знавшего детально все дела и всех людей, Розовский пошел на эшафот ни за что.

"Он решительно не принимал участия в революционных делах, если не считать его знакомства по университету со студентом Игн. Ивановым, который привел к нему на ночлег Сергея Диковского. Кроме сочувствия к гонимым, за Розовским не было никакого другого преступления"... По полицейским данным, собирание сведений о Розовском было сопряжено с большим трудом, благодаря его запирательству, отказу давать показание и т.п.

В результате всех усилий в обвинительном акте собраны были следующие данные. Дело началось с того, что помощник начальника станции Ольшанка Киево-Подольской железной дороги 18 декабря 1879 г., по отходе поезда, увидел на стене залы 1-2 класса прокламацию по поводу московского покушения 19 ноября. По телеграмме, данной по линии, на станции Славуты жандарм заметил молодого человека, наружность которого обращала на себя внимание: красный шарф на шее, короткое пальто, высокие сапоги, длинные волосы.

На стене оказалась также прокламация, и, вскочивши в отходивший поезд, жандарм обыскал молодого человека и нашел у него 2 экземпляра социально-революционного обозрения "Народная Воля". Юноша оказался сыном унтер-офицера Радионовым, уволенным за политическую неблагонадежность из Невской 2-й гимназии: его арестовали в мае 1879 г., вместе с другими 3 гимназистами, по подозрению в распространении революционных брошюр, но освободили; сперва Радионов показал, что прокламации он нашел вложенными в газ. "Молва" в Киевской публичной библиотеке, а "Народную Волю" дал ему неизвестный господин, ехавший в Одессу.

Но 20 декабря он показал, что 16 декабря, в Киеве, он отправился вечером к знакомому студенту Розовскому, остался у него ночевать, и там же ночевал неизвестный, который, уходя, вынул из-под полушки револьвер. Розовский сказал, что это известный радикал Сергей. Затем Розовский передал Радионову 2 прокламации для распространения, причем советовал не наклеивать, так как это опасно, а подбрасывать их, и 2 № "Нар. Воли", вместо "Общины", которую хотел получить от него Радионов.

При обыске у Розовского была найдена литографированная программа партии "Народной Воли", нецензурное стихотворение (Некрасова) "Пир на весь мир", писаное рукою Розовского, бланки Новороссийского университета и несколько револьверных патронов. Розовский отрицал принадлежность ему программы, патронов и бланков. Не признал себя виновным в принадлежности к партии и в распространении прокламаций. На суде Радионов признал себя виновным в распространении, ссылался на легкомыслие, отказался от оговора Розовского, говоря, что с ним не знаком, в квартире его не был, "Народную Волю" получил от лодочника Бежецкого.

На Розовского же указал под влиянием тяжелой сцены со своим отцом после ареста, так как Розовского нельзя было заподозрить в принадлежности к социально-революционной партии. На основании этих данных оба подсудимые были приговорены 27 февраля 1880 г. к смертной казни через повешение. Генерал-адъютант Ванновский заменил Радионову казнь 6-летними каторжными работами. Розовский же был повешен 5 марта.

Приговор этот произвел потрясающее впечатление: общественное мнение было поражено тем, что казнен был несовершеннолетний, притом же за передачу 2 прокламаций. Тот самый Сергей Диковский, который ночевал у Розовского, получил 20 лет каторжных работ в июле того же 1880 года. Помимо казни сына, решено было принять строжайшие меры против родителей Розовского в административном порядке

Powered by LiveJournal.com