?

Log in

No account? Create an account
М.П. Сажин - Yura Shtengel's Journal
August 14th, 2013
03:19 pm

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
М.П. Сажин



Прежде чем писать о захвате цюрихской студенческой библиотеки сторонниками Лаврова в 1873 году пара слов о ее основателе. Михаил Петрович Сажин был известен в эмигрантских кругах как Арман Росс и печатался под этим же псевдонимом. Приведу фрагмент из автобиографии, предваряющей книгу его воспоминаний.

Родился я в 1845 году в Вятской губернии и принадлежал к семье мелкого купечества. Отец мой служил по откупам и в небольших торговых предприятиях в разных уездных городах северной России. Учился я грамоте сначала дома, потом в уездном училище города Буя, Костромской губ. В конце 1858 года отец увез меня в Петербург, где я поступил в Технологический институт, который тогда был закрытым средним учебным заведением с шестью классами. В то время жизнь в институте была очень схожа с жизнью тогдашних кадетских корпусов или бурсы.

С 1863—1864 учебного года институт сделался открытым высшим учебным заведением, и нас, учеников, преобразовали в студентов и выпустили на вольные квартиры.
Впервые я столкнулся с полицией в 1865 году, когда привлекался по делу о печатании в институтской типо-литографии запрещенных книг, именно — сочинения Бюхнера. Судил старый сенат.
В 1866 году по делу Каракозова я разыскивался полицией; совершенно случайно, за несколько дней до обыска, выехал из Петербурга на урок и вернулся только через год. В сентябре 1867 года снова поступил в Технологический институт, где с декабря началось студенческое волнение, в коем я принял самое энергичное участие, за что, как инициатора, в феврале 1868 года меня исключили из института и административно выслали в Вологодскую губернию. Эти беспорядки были первыми после Каракозовского дела и продолжались всю весну 1868 года, а затем осенью перекинулись в Университет и Медико-Хирургическую академию (начало деятельности С. Нечаева).
В ссылке я прожил до лета 1869 года, когда бежал в Америку, где работал на заводах в разных городах. В июне 1870 года, по вызову Нечаева, приехал в Женеву. Здесь познакомился с М. А. Бакуниным и вошел с ним в связь, скоро затем перешедшую в самые близкие интимные отношения, продолжавшиеся до самой его смерти в 1876 г.
Со второй половины 1870 года я поселился в Цюрихе, где среди учащейся молодежи вел усиленную революционную пропаганду, основал кружок и библиотеку. В это же время примкнул к Интернационалу, а именно к Юрской федерации. В 1871 г. был в Парижской коммуне с марта по июнь месяц; вернувшись оттуда, заболел и только почти через год смог снова приняться за революционную деятельность. В 1872 году был принят в члены знаменитого «Альянса».
В конце 1872 года завязалась у меня борьба с П. Л. Лавровым, который приехал в Цюрих спасать молодежь от революционной пропаганды и издавать журнал с радикально-либеральной программой; но под влиянием этой борьбы и окружающей жизни он, в конце концов, стал издавать журнал «Вперед», орган социалистический и даже с анархическим налетом.
В 1873 году вместе с товарищами я организовал типографию, печатал книжки («Историческое развитие Интернационала», «Государственность и Анархия», «Анархия по Прудону») и транспортировал их в Россию. Лето и осень 1874 года жил в Локарно (Швейцария) у Бакунина и принимал деятельное участие в итальянских делах. В 1875 году был в Герцеговинском восстании волонтером в иностранном легионе.
В марте 1876 года уехал в Россию, где, на возвратном пути, на границе был арестован и препровожден в Петропавловскую крепость. Затем меня судили, приговорили к каторге, которую я отбывал в Ново-Борисоглебской центральной каторжной тюрьме Харьковской губ.
После каторги был переведен на поселение в Восточную Сибирь, где с 1888 г., будучи приписан к крестьянству, служил на золотых приисках и в пароходствах на Байкале и по рекам В. Сибири.
Во время революции 1905—1906 г.г. я жил в Н.Новгороде и принимал в ней очень небольшое участие.

UPD Еще из предисловия Вячеслава Полонского:
"Узнав о восстании против турок в Герцеговине и запасшись благословением Бакунина, Сажин отправляется сражаться и испытывает все прелести полузвериной военной жизни в горных ущельях Герцеговины.
В 1875 году он возвращается в Женеву, где вместе с Кравчинским, Лопатиным, Натансоном, Ив. Мокриевичем. Енкуватовым, Клеменсом и некоторыми другими обсуждает замысел поднять восстание в России, наметив Урал местом для подготовки восстания. Совещание в принципе одобряет замысел, друзья отправляются в Россию, в том числе и Сажин. Но русские условия смывают революционный пыл, возбужденный, очевидно, борьбой в Герцеговине (многие из участников совещания принимали участие в восстании); замысел, казавшийся в Женеве осуществимым, в России показался безумным, так, по крайней мере, квалифицировали его Натансон и Клеменс. Сажин направляется обратно на Запад. Потайное место, где он переходил границу, «провалилось», и Сажин в начале 1876 г. попал в лапы царских жандармов. Железная крышка захлопнулась надолго. После ареста — полтора года в каземате Петропавловки, суд, страшный Харьковский централ..."

Tags: , , , ,

(2 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:andrei_platonov
Date:August 14th, 2013 07:22 pm (UTC)
(Link)
Ух ты! Роман.
[User Picture]
From:yura_sh
Date:August 14th, 2013 08:04 pm (UTC)
(Link)
Не то слово. И при этом довольно скромен в воспоминаниях. Не очень много о себе. Больше о других.
А сам сражался на баррикадах Парижа, сидел в Петропавловке.
И еще отрывок из предисловия: "Узнав о восстании против турок в Герцеговине и запасшись благословением Бакунина, Сажин отправляется сражаться и испытывает все прелести полузвериной военной жизни в горных ущельях Герцеговины.
В 1875 году он возвращается в Женеву, где вместе с Кравчинским, Лопатиным, Натансоном, Ив. Мокриевичем. Енкуватовым, Клеменсом и некоторыми другими обсуждает замысел поднять восстание в России, наметив Урал местом для подготовки восстания. Совещание в принципе одобряет замысел, друзья отправляются в Россию, в том числе и Сажин. Но русские условия смывают революционный пыл, возбужденный, очевидно, борьбой в Герцеговине (многие из участников со¬вещания принимали участие в восстании); замысел, казавшийся в Женеве осуществимым, в России показался безумным, так, по крайней мере, квалифицировали его Натансон и Клеменс. Сажин направляется обратно на Запад. Потайное место, где он переходил границу, «провалилось», и Сажин в начале 1876 г. попал в лапы царских жандармов. Железная крышка захлопнулась надолго. После ареста — полтора года в каземате Петропавловки, суд, страшный Харьковский централ..."

Кстати па поселении в Сибири Сажин женился на Евгении Фигнер. А за много лет до этого в Цюрихе на него готовил нападение Алексей Филиппов (тогда муж Веры Фигнер). О страстях в цюрихской колонии 1872-73 я скоро напишу.
Powered by LiveJournal.com