?

Log in

No account? Create an account
Бурцев в Крестах - Yura Shtengel's Journal
March 19th, 2013
11:39 am

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Бурцев в Крестах
Начало: 1917. Бурцев в Петропавловской крепости.

В Крестах я очутился сразу в иных условиях, чем в Петропавловской крепости, и в совершенно иной среде. Меня поместили не в обычной тюрьме, а вместе с другими политическими в больнице. Там было шесть камер, в каждой по 4-5 человек. Днем двери камеры не запирались и заключенные могли свободно сноситься друг с другом. Свидания со знакомыми тоже были легче, чем в крепости.
Среди заключенных я встретил бывшего директора Департамента Полиции Белецкого, бывшего министра Внутренних Дел Хвостова, человек пять монархистов, осужденных по делу Пуришкевича, имена некоторых из них — полк. Винберга, Шабельского и др. впоследствии печально прогремели заграницей. Вскоре к нам из Петропавловской крепости привезли бывш. Министра Юстиции Щегловитова, бывшого Военного Министра Сухомлинова, затем участников Временного Правительства Коновалова, Авксентьева, Смирнова, Третьякова, Рутенберга, Пальчинского, Терещенко. Впоследтсвии прибыли к нам ген. Болдырев, Пуришкевич и другие.
Какое поразительное разнообразие в биографиях, в характерах, во взглядах у всех этих лиц, поме-щенных в одне и те же камеры большевиками!
Когда меня привезли в Кресты, — было вечером, — сидевшие задавали вопрос, как я встречусь с Белецким, Хвостовым и др. Но я наперед знал, что надо встретиться без вражды и, что прошлое есть прошлое, а что у всех нас мрачное настоящее, что теперь/И есть много, о чем поговорить нам всем, как о чем-то общем. Я встретился с ними без какой-либо вражды, и мы скоро заговорили с полным доверием друг к другу.
Затем в Кресты привезли Сухомлинова. Он сильно волновался, как его встретят и специально как встречу я его. Я понимал трудность его положения и знал, что остальные заключенные хотели встретить его очень холодно. А некоторые решили с ним даже не разговаривать. Поэтому, когда Сухомлинов вошел к нам в камеру, я первый пошел к нему навстречу и сразу старался установить прямые, невраждебные отношения, чтобы не создавать в тюрьме для человека еще новой тюрьмы. Также мы потом встретили и Щегловитова.
Внутри камер у нас был общий внешний мир, а у некоторых между старыми враждующими между собою лицами установились вполне доверчивые и близкие отношения.
Белецкий был директором Департамента Полиции в 1910—14 г.г. В эти годы я был заграницей и занимался разоблачениями провокаторов. Все эти годы мы вели между собою систематическую борьбу. Я разоблачал и опубликовывал его агентов, а он старался их спасать и боролся со мной. И вот теперь мы вместе встретились в тюрьме в одной и той же камере. Наши кровати стояли рядом. Мы могли говорить о чем угодно, и когда в камере ночью наступала тишина, и все засыпали, я с Белецким садились рядом и вспоминали то, что у него в Петрограде было в Департаменте Полиции, а у меня в Париже в редакции «Будущего».
0 прошлом мы говорили, как о чем-то таком, что умерло и должно быть похоронено, т. е. с спокойствием исследователей-историков.
Эти мои тюремные беседы с Белецким доставляли мне величайшее удовольствие. Из них я тогда убедился более, чем когда-либо раньше, что моя борьба с провокацией из Парижа причинила большие неприятности правительству и била его по самому больному его месту. В моих разоблачениях, оказалось, не было никаких ошибок.
Белецкий один из первых учел уроки прошлого, понял, что в старом режиме было пережито, он сознавал, что к этому Россия никогда более не вернется и над многим поставил крест. По своему прошлому он был болыпой службист, чиновник, но безусловно умный работник, пробивший себе дорогу своими силами, искренний человек и добросовестно относился к своей службе.
Все это делало его в свое время особенно опасным врагом. Теперь в Крестах я его встретил тогда, когда старое, чему он служил, для него самого рухнуло не только на улице, но и в душе.
Все это не только давало нам общую почву для разговоров и воспоминаний, но все это нас, старых врагов, сблизило. Когда я выходил из тюрьмы, я очень тепло с ним простился и сохраняю о нем и теперь во многих отношениях теплые воспоминания.
<...>
К вечеру наши камеры обыкновенно запирались. но под различными предлогами можно было звонить, и сторожа отпирали нам камеры. Этим мы пользовались, чтобы и ночью из одной камеры переходить в другую. Когда камеры были заперты, и мы могли надеяться, что никакие неожиданные большевицкие ревизоры не придут, мы собирались компаниями.
Были добыты карты, и вот вечерами, при закрытых камерах, начинали играть в винт или в преферанс. Играли чаще всего Авксентьев, Белецкий, Сухомлинов, Терещенко, Хвостов и Пальчинский. Я в карты не играл, но очень часто ходил вокруг стола, заглядывал в чужие карты и, в качестве пятого, ненужного, игрока, давал советы, как играть.
Иногда я спрашивал своих сокамерников, что 6ыло с ними — год тому назад, полтора, два года. Ответы были таковы, что они показались бы бредом, если бы их кто-нибудь предсказал за год перед тем: в одной камере очутились Бурцев и Белецкий, Авксентьев и Хвостов. Да тут еще под боком с нами были Щегловитов и Терещенко!
По поводу чьих-то именин (кажется, Хвостова) мы устроили «беспартийный» обед.
Бывшие сановники и мы, эмигранты, сидели за одним столом, и нас одновременно воодушевляли несколько общих пожеланий и надежд: борьба с большевиками и возрождение России.
Мы сумели протащить к себе в камеру фотографический аппарат и были сняты группами. Я лично вывез карточку, снятую с меня и с моего приятеля Ф., посещавшего меня в тюрьме. Сколько я помню, у других остались целые группы.

Tags: ,

(6 comments | Leave a comment)

Comments
 
(Deleted comment)
[User Picture]
From:yura_sh
Date:March 19th, 2013 02:02 pm (UTC)
(Link)
Да. Я тоже воспоминания Долгорукова вспомнил. И Манухина http://www.rulife.ru/mode/article/11/

А фотографий я никогда не видел.
(Deleted comment)
[User Picture]
From:polikliet
Date:March 19th, 2013 05:26 pm (UTC)
(Link)
Он же вроде ещё в тюрьме Трубецкого бастиона мотал сколько то?
[User Picture]
From:yura_sh
Date:March 19th, 2013 06:03 pm (UTC)
(Link)
До 17-го Бурцев в Петропавловке сидел еще дважды (оба раза в Трубецком бастионе).
1. 19 октября 1885 - 8 февраля 1886
2. около 4-х месяцев в конце 14/начале 15 года после возвращения в Россию.

Edited at 2013-03-19 06:12 pm (UTC)
[User Picture]
From:polikliet
Date:March 19th, 2013 06:36 pm (UTC)
(Link)
Понятно
Powered by LiveJournal.com